Конкурс проводится с 2006 года
при поддержке полномочного представителя
Президента Российской Федерации в
Сибирском федеральном округе

По другую сторону Братского моря

Номинация, категория: «Здоровье», Автор печатного/интернет-СМИ
СМИ, регион: «Копейка», Иркутская область
Автор: Федотова Наталья
Опубликовано: 23.08.2017
Деревни Подволочное, Аталанка, Аносово и Ключи от цивилизации отделены Братским морем и бескрайней тайгой — летом и зимой сюда еще можно добраться, но почти пять месяцев в году местные жители буквально отрезаны от большого мира. Впрочем, главная их проблема сегодня даже не отсутствие дорог, работы и электричества, а недоступность качественной и скорой медицинской помощи. О том, насколько непроста ситуация, знают врачи Усть-Удинской районной больницы. С 16 по 20 августа медицинский десант, в который вошли восемь специалистов, вновь совершил свой лечебный рейд по труднодоступной территории.
 

Готовые рецепты для низовских деревень

Ровно неделю назад на территории Усть-Удинской районной больницы царило оживление. Несмотря на надвигающиеся сумерки, сюда один за другим прибывали врачи  из Иркутска. Знакомились тут же — в кабинете главного врача. Лор и хирург из областной клинической больницы, врач-УЗИ из иркутской городской больницы № 1, окулист из больницы № 6 и педиатр из ОДКБ — как оказалось, многие до сих пор ни разу не были в подобной экспедиции. Поэтому и переживали все одинаковые чувства — ответственности и романтики одновременно. Чуть позже, уже в кромешной темноте, все вместе загружались на корабль, носили оборудование и запасы продуктов.

— В нашей больнице катастрофически не хватает узких специалистов, — по дороге рассказывает Анатолий Крыс, главный врач Усть-Удинской ЦРБ. — Тот факт, что сегодня коллеги посетят отдаленные деревни нашего района, безмерно радует. У меня душа болит за детей и стариков, которые живя в отдаленных деревнях, годами не видят врачей. Кто им поможет, если не мы?

Озабоченность молодого главврача (Анатолию 27 лет) легко можно понять, ведь о проблеме он знает не только как руководитель. Его родители познакомились в Аталанке — мама была местной, а отец приехал туда в 1978 году с Украины. Это было время, когда еще вовсю функционировали леспромхозы, работы хватало не только своим, но и приезжим, поселки процветали. В Аталанке родились Анатолий и его старший брат Михаил. Когда братьям было 15 и 8 лет, родителям предложили работу в Усть-Уде, и они переехали. Здесь оба брата окончили музыкальную школу по классу баяна, а после выбрали для себя одинаковую профессию — поступили в ИМГУ. Михаил — на лечебный факультет, Анатолий — на медико-профилактический. В 2013 году Михаил, уже будучи хирургом, возглавил районную больницу, и под его началом начали работать первые плавучие бригады медиков Усть-Удинского района. Появились четыре новых ФАПа — в деревнях Усть-Малой, Михайловщине, селах Средняя Муя, Балаганка. Еще один фельдшерский пункт в ближайшее время откроется в селе Аносово.

Два месяца назад Михаила, взявшего на себя обязанности оперирующего хирурга, на посту главрача сменил младший брат.

— Дело в том, что осмотреть жителей низовских деревень (так называют населенные пункты, расположенные вниз по течению. — Авт.) мы можем лишь два раза в год, — объясняет Анатолий, — весной и летом. Врачи нашей больницы ежегодно ездят к ним в марте, чтобы в случае необходимости дать направления на госпитализацию. Тогда за лето, пока по реке курсирует теплоход, они могут приехать и пролечиться.

Усть-Удинский район — один из самых больших районов области, по площади сопоставимый с большинством европейских государств. При этом в районе всего двадцать населенных пунктов, в которых (как следует из статистики районной больницы) живет 15 600 человек. Сложнее всего им попасть к узким специалистам. Далеко не у всех деревенских есть деньги, чтобы пройти обследование в Иркутске, а у жителей Подволочного, Аталанки, Аносово и Ключей и дорог нет. Поэтому было решено действовать по принципу «если гора не идет к Магомеду, то Магомед пойдет в горе». Перед глазами был пример — подобным образом уже работали коллеги в Ольхонском районе. Конечно, собрать узких специалистов в Иркутске и Усть-Уде — не совсем одно и то же, ведь до Усть-Уды еще нужно добраться. Благо помощь коллег не заставила ждать, и с легкой руки министерства здравоохранения в Усть-Уду каждый год выезжают новые люди.

В этом году в команду плавучей поликлиники впервые вошла гинеколог из Усть-Уды, а вот для фельдшера скорой помощи и терапевта поездка по отдаленным районам, если можно так сказать, является рутинной работой.

— Раньше было намного проще, — вспоминает Владимир Толстоухов, терапевт. — В каждой низовской деревне был аэропорт, и самолеты летали по два раза в день. В Подволочной даже гостиница работала. Если надо было вывезти больного — заказывали санрейс. До Усть-Уды 40 минут полета, а сейчас, чтобы больного вывезти, минимум 8 часов нужно. Это если по воде. По дороге 10—12 часов — опять же если по зимнику. В весеннюю или осеннюю распутицу можно и вовсе не доехать.

Владимир Владимирович Толстоухов родился еще в старой Усть-Уде, до затопления. В тот же, 1962 год его вместе с другими жителями перевезли на новое место, а прежний райцентр ушел под воду вместе с еще сотней населенных пунктов. При этом историю своего родного края терапевт знает превосходно и без труда перечисляет деревни, которые когда-то стояли на берегах Ангары: Подындушки, Милославка, Янды, Аносово, Бердниково, Распутина, Криволуцкая, Замараевка, Аталанка, Подволочная. И вдоль Уды — Абалак, Молоково, Давыдова, Усть-Муя, Средняя и Дальня Муя, Шипицкая, Майская. Долгая Тетка, Карымская, Подварково, Бурдушино, Безносово, Толкичи…

Удивляться таким практически энциклопедическим знаниям, впрочем, не приходится, ведь работает Владимир Владимирович терапевтом в Усть-Удинской районной больнице без малого 30 лет. В какую бы деревню мы ни приехали, он каждого человека знает по имени-отчеству. Знает, и какие лекарства нужны пациентам с хроническими заболеваниями, поэтому заранее приезжает со своими рецептами.

— На зиму надо запасаться таблетками уже сейчас, — говорит он. — В конце сентября перестанет ходить «Метеор», и люди окажутся словно на острове.

Из XVII в XXI — волоком

Ночь в пути, и вот оно, самое отдаленное село Усть-Удинского района — Подволочное. По суше до него от райцентра — 298 километров, на воде чуть ближе — 160. Впрочем, такое же расстояние, только в другую сторону, отделяет Подволочное от Братска, даже цена билета на теплоход в разные концы почти одинакова — 1400 и 1490 рублей. По этой причине местные жители со своими запросами обращаются то в Усть-Уду, то в Братск, однако продукты предпочитают завозить все же из последнего. Достаточно переправиться на другой берег, как начинается относительно нормальная дорога прямо до города, построенного во времена возведения легендарной ГЭС.

— Когда леспромхоз работал, продукты катерами доставляли, а сейчас приходится пользоваться понтоном, — говорит глава Подволочного Виталий Карабельский. — Зимой хорошо — до Братска за шесть часов можно доехать. Завозят пельмешки, колбаски, даже мороженое. Летом с этим хуже — машины возвращаются только на второй день, но все равно особых проблем с продуктами не бывает.

В 2014 году Подволочное отметило свое 315-летие: датой основания села считают 1699 год. Тогда, в XVII веке, казаки-первопроходцы срубили первое свое зимовье на том месте, где находилась деревня Подволошная до затопления. Причиной для строительства нового населенного пункта стала необходимость волоковой дороги от Ангары в Илим. Отсюда и название. По историографу Миллеру, «деревня называется Подволошная, потому что оттуда — с реки Ангары на реку Илим — есть волок». (Волок — участок между двумя судоходными реками, через который в старину перетаскивали судно для продолжения пути. — Авт.). 

Сегодня по прописке в Подволочной проживает 350 человек, однако фактически население меньше на целую сотню. Остальные разъехались по району, многие живут в Усть-Уде. Оставшиеся на жизнь не особо жалуются. Кроме стандартных рабочих мест в сельсовете, ФАПе, школе и магазинах есть в Подволочном еще и метеостанция. Мужики раньше по вахтам ездили, но недавно в Подволочное пришел частник-лесозаготовитель. Теперь местные формируют из леса коробку, которую потом на баржах переплавляют в Свирск, Усолье или Братск. Зимой лед на реке заливают — делают дорогу для лесовозов.

Работы много, поэтому одним из первых к врачам в очередь встал коренной житель Подволочного Владимир Соколов. На формовке леса он трудится уже четыре месяца без выходных.

— На работу надо, но я решил забежать на консультацию к хирургу, — говорит Владимир. — Повредил руку во время работы, ударился сильно. Сейчас уже не болит, но и не поднимается.

Единственный фермер в Подоволочной 65-летний Владимир Порубов активно поддерживает деревню: расчищает своим грейдером зимнюю дорогу, воду привозит (водовозки при местной администрации нет), а в прошлом году даже пилораму поставил. Наконец появилась возможность заборы городить, латать дыры в крышах домов.

Сегодня на заказ в деревню привозят мебель, бытовую технику, даже холодильники. После того как развалился леспромхоз, начались постоянные перебои с доставкой топлива на местную дизельную станцию. Бывало так, что деревня месяцами сидела без света: кончался лимит солярки. Местные научились выкручиваться — мясо и рыбу для хранения солили да спускали в подвалы. И хотя за последние десять лет свет в деревне стабильно дают на 20 часов (выключают с двух ночи и до шести утра), привычка обильно солить осталась. Это врачи смогли понять, когда благодарные местные жители радушно угощали их за обеденным столом блюдами собственного приготовления.

— И все-таки обидно, — замечает Виталий Карабельский, — живем в XXI веке, рядом Братская ГЭС (столько сел под воду ушло ради нее!), а мы все от дизельного оборудования зависим. Обещали к нам ЛЭП провести, да в советское время не сделали, а теперь говорят — слишком дорого.

Зато воздуха много

В советское время Подволочная была процветающим поселком — здесь были ОРСовские магазины, своя хлебопекарня, столовая, детский сад, аэропорт.

— Когда я сюда приехала, — вспоминает местный фельдшер Лариса Воронцова, — население достигло 700 человек, в школе училось 147 детей. Когда моя старшая дочь пошла на первый урок, в классе было 22 первоклассника! А теперь в школе всего 22 ученика.

А приехала Лариса Викторовна в Подволочное 35 лет назад. До Воронцовой в селе сменилось два фельдшера, и те продержались по очереди лишь 7 лет и 4 года. Даже когда Лариса уходила в декрет, заменить ее было некому — девчонки-выпускницы медучилищ не выдерживали в глуши и нескольких месяцев.

— У нас ведь случись что, хоть костры на берегу жги, — с еле заметной улыбкой продолжает Лариса Викторовна. — Сейчас еще хорошо — есть стационарные телефоны, можно созвониться с врачами из ЦРБ, проконсультироваться хотя бы. Раньше вся надежда на рацию. Помню, был случай — 15-летние пацаны баловались оружием и прострелили одному из них шею, семь дробин засадили. Наша радистка стала сигнал SOS посылать. На счастье, ответила какая-то любительская радиостанция с Байкала. Они ее слышат, а она их нет. Самолет к нам в 12 часов ночи только прилетел, уже не ждали. Чтобы он мог сесть, мы согнали технику в два ряда, зажгли фары — сделали ему такую посадочную полосу. Спасли тогда мальчишку.

Сегодня Лариса Викторовна со смехом вспоминает, как плакала она, 19-летняя выпускница нижнеудинского медучилища, когда по распределению попала в деревню на краю света. Ей, городской жительнице, пришлось учиться дрова колоть и коров доить. Но волей судьбы именно здесь она встретила мужа, родила троих детей, да так и осталась. Теперь дети выросли и уехали. Фельдшер из Подволочного не без гордости отмечает, что у всех троих высшее образование: старшая дочь преподает в Иркутском аграрном институте, сын работает на авиазаводе, а средняя — в Следственном комитете.

— А я вот не могу отсюда уехать! — восклицает Лариса Викторовна. — Не могу уже без этих просторов, без вида на Ангару. Если нет рядом реки, мне, кажется, воздуха не хватает. Да и пациентов своих как я брошу? Я ведь треть из них как минимум сама принимала, они под моим патронажем выросли. Все их болячки знаю.

Любопытно, что во время распутицы мало кто болеет, а вот когда дорога открывается, тогда начинаются ОРВИ да кишечные расстройства. Есть свои гипертоники и сердечники, но самое частое — это травмы. Дети ломают руки-ноги, на мотоциклах разбиваются, бывают и крупные ЧП.

— 25 июля 2016 года в четыре часа дня на берегу разбился частный самолет SA-301 Gazelle, — Лариса достает свои записи, которые она прилежно ведет на протяжении всех лет работы (не так давно поступал запрос о травме, произошедшей 30 лет назад, — и ведь нашла же!). — Пошли на посадку, а там вахта, техника стоит. Поднялся песок, видимость ухудшилась, и они винтом зацепили трактор. Разлетелись на куски и кабина трактора, и самолет. Последний упал и загорелся, а пилот и его пассажир остались живы, но переломали себе и ноги, и грудную клетку. Я четыре часа от одного к другому бегала, пока за ними борт МЧС прилетел.

Смертельных случаев при транспортировке, отмечает Лариса Воронцова, в последние годы, слава богу, уже не бывает. В экстренных случаях за больными прилетает санавиация. Чтобы доставить до Большой прочие категории больных, приходится, конечно, потрудиться. Если повезет, можно посадить на «Метеор» (он ходит по вторникам и субботам). Зимой можно отправить по зимнику, в распутицу — договориться с владельцами частных лодок.

Что касается лечебной помощи на дому, то в ФАПе есть необходимый минимум — шприцы, ингаляторы, портативные физиоаппараты. Но все равно людям приходится ехать в район: флюорография, УЗИ — все там.

Перелом руки — как билет до города

На этот раз выездная бригада врачей привезла с собой необходимые аппараты УЗИ, ЭКГ и расходные материалы. Каждый из специалистов также взял нужные приборы. На прием в Подволочном пришло чуть больше ста человек, в том числе 29 детей.

— За детьми родители не следят, — сокрушается Евгения Масленикова, педиатр-пульмонолог детской областной больницы. — Много случаев рахита и анемии. Хуже всего дела обстоят с зубами — большинство ни разу не были у стоматолога. Одному мальчишке я сама вырвала молочный зуб, а вот другому нужна помощь специалиста: у него выросли два коренных зуба, а посредине все еще торчит молочный, уже коричневого цвета.

Социальную запущенность детей отметил и хирург Артем Шумов.

— Из-за плохой гигиены и несвоевременной помощи много мальчиков страдают фимозами, — говорит он.

Специалисты отметили также, что жители всех четырех поселков больше всего поддвержены болезням органов пищеварения, опорно-двигательного аппарата. У многих — отиты и катаракты. Был выявлен пациент с раковой опухолью мочевого пузыря.

— Мужчине 60 лет, — рассказывает Владимир Загуменников, врач-УЗИ. — Он уже долгое время испытывал боли, мочился с кровью, но все надеялся, что «само пройдет». Узнав диагноз, он даже в лице изменился, но зато теперь он точно поедет в больницу, получит направление в онкологию. У него еще есть шанс спастись, а это значит, что мы не зря съездили. Еще одного пациента, с подозрением на раковую опухоль щитовидной железы, удалось выявить в селе Аносово.

Болезней, уверены врачи, можно было бы избежать, если бы люди вовремя обращались к специалистам. В данном случае хорошо уже то, что все, кому это требуется, получили направления на обследование.

— Мы подробно объясняем, что нужно делать в том или ином случае, — добавляет Владимир Загуменников, — и к кому обращаться. Это и есть главная цель нашей поездки.

— Места замечательные, природа прекрасная, люди очень душевные! — восклицает Виктор Эйзеншмидт, окулист. — Жаль, что в отдаленных деревнях медицинская помощь в полном объеме не оказывается.

Надо отметить, что в каждой деревне врачи объехали также тех, кто не смог прийти на прием — стариков и лежачих больных. И даже отвезли с собой в Иркутск 12-летнего Витю Волкова из Аталанки. Когда шел прием в его деревне, мальчишка был совершенно здоров. Однако на следующий день врачи, проснувшись, увидели его возле своего катера, который стоял на причале в Аносово. Оказалось, что вечером Витя сломал руку. Чудом удалось отыскать катер, который довез его до врачебной бригады. Хирург диагностировал сложный перелом лучевой кости, и Витю отправили в ЦРБ. Тут пришлось подключиться главе Аносово, который договорился с местными лесозаготовителями — они бесплатно доставили Витю в Усть-Уду. После рентгена стало ясно, что надо делать операцию — и мальчишку отправили в Ивано-Матренинскую больницу в Иркутске. Так Витя впервые оказался в городе.

Всего за четыре дня специалисты, работавшие в труднодоступных деревнях, осмотрели 369 человек, из них 64 — дети. Следующий визит плавучей поликлиники в район состоится уже будущим летом. А перед этим врачи Усть-Удинской ЦРБ, как всегда, по последнему льду сделают плановый обход труднодоступных деревень.


Вернуться

©2006-2018 «Сибирь.ПРО»
sibirpro@sfo.rsnet.ru
Все контакты