Конкурс проводится с 2006 года
при поддержке полномочного представителя
Президента Российской Федерации в
Сибирском федеральном округе

Влюблённые в небо: про лётчиков-ветеранов, Кемеровский аэроклуб и малую авиацию

Номинация, категория: «ПРО авиацию», Автор печатного/интернет-СМИ
СМИ, регион: «Газета Кемерова», Кемеровская область
сайт медиа-ресурса
Автор: Бормотова Екатерина
Опубликовано: 18.08.2017
«Лётчики со стажем избегают красивых слов», - эта фраза из книги чемпиона мира по высшему пилотажу Владимира Мартемьянова как нельзя лучше характеризует людей, влюблённых в небо и посвятивших ему жизнь. Они действительно рассказывают про свою профессию обычными словами, избегают пафосных речей и на вопрос, почему стали лётчиком, отвечают почти одно и то же: потому что все мальчишки в детстве грезят небом. В День Воздушного флота России «Газета Кемерова» рассказывает о ветеранах гражданской и военной авиации, их похоже-непохожих судьбах и о лётном деле сегодняшнего дня.
 
Курсант мартемьянова
 
– Тогда никто не знал, что Владимир Давыдович станет чемпионом мира, он был простым инструктором, и я попал к нему в группу, всего нас было человек восемь, - рассказывает ветеран гражданской авиации Анатолий Михайлович Шокель.
 
Владимир Мартемьянов был на полгода старше своего первого курсанта Шокеля. Но эта разница позволила будущему чемпиону раньше поступить в аэроклуб и успешно его закончить. За отличную технику пилотирования, теоретические и практические знания Мартемьянову предложили остаться в кемеровском аэроклубе инструктором. Он согласился.
 
Анатолию Михайловичу сейчас 80, но первые полёты с учителем он помнит хорошо.
 
– Поднялись в небо, крутанул самолёт вверх, потом вниз, туда-сюда, то солнце блеснуло, то земля. Когда вывел в горизонтальный полёт, спрашивает меня: ну, где мы сейчас? Да не знаю где! А он показывает: вон же самолётики наши стоят. Так началась моя лётная работа.
 
Аэроклуб в Кемерове появился в 1937 году – в тот же год родился будущий лётчик Анатолий Шокель. Рос под гул самолётов, то и дело рассекающих кемеровское небо. Аэропорт ведь тогда был в черте города.
 
– Мордочку вверх поднимешь, когда самолёт летит, ах, как красиво, как здорово. Как бы нам. Но пока ещё молоды, только смотреть. В восьмом классе поступил в кемеровский аэроклуб на отделение механики. Изучали двигатели, их конструкции и так далее. На следующий год перешёл на отделение планериста, в 10-м – на пилота. Школу закончил в 1955, правда, не как Владимир Давыдович на четыре и пять, были у меня и тройки, – вспоминает ветеран.
 
Теоретические занятия в аэроклубе к тому времени тоже закончились. Впереди было лето практики.
 
– Владимир Давыдович, можно сказать, сам ещё зелёненький был, а нас учил, был у него педагогический талант.
 
Одна из задач инструктора – научить курсанта правильно приземляться. На земле выкладывали из полотнища букву «Т», и, чтобы получить отметку «отлично», курсант должен был посадить самолёт рядом с ней. Из группы Мартемьянова у буквы «Т» садились все, хотя у курсантов других инструкторов случались недолёты или перелёты.
 
– Командир эскадрильи думает: что такое, неужели Мартемьянову все такие талантливые курсанты попались. Сел с одним в самолёт и заметил, что на фонаре буква «Т» нарисована. Кто нарисовал? Товарищ инструктор. Тогда командир остановил полёты и объявил Мартемьянову благодарность за отличную подготовку курсантов.
 
18 августа 1955 года Анатолий Шокель получил свидетельство об окончании аэроклуба, поехал поступать в военное училище в Новосибирске, но срезался на географии: нет, предмет он знал, стал подсказывать товарищу, и это заметил экзаменатор. Спустя два года он всё же поступил в лётное училище в Саратове.
 
– После окончания училища в Кемерово не вернулся, захотелось романтики. Попал в Северное управление – в город Вологду. Получил там должность командира. Но на Родину всё же тянуло, и в 1963 году приехал обратно.
 
Анатолий Михайлович – лётчик гражданской авиации. Занимался перевозкой пассажиров, почты, грузов. В зимнее время часто летал в северные посёлки, в летнее – тушил пожары и обрабатывал поля. Но и в мирное время в небе случаются нештатные ситуации.
 
– С пассажирами летим в Мариинск. За 20-25 километров до города учуяли запах бензина. Доложил и в Кемерово, и в Мариинск, что идёт запах, но течи нет. Что делать? Я командир, мне принимать решение. Выключил двигатель и стал планировать до города. Как потом оказалось, в одном месте перешоркался бензопровод, и капал бензин. Поток воздуха, шедший от винта, сдувал эти бензиновые капли от жаровой трубы. Если бы я принял решение остановиться, трудно сказать, каким был бы результат. Ведь тогда бензин мог попасть на жаровую трубу, температура у которой солидная – до 180 градусов. Однозначно был бы пожар.
 
И похожих ситуаций, когда важно принять правильное решение, в жизни лётчика Шокеля было не мало. Он работал в кемеровском аэропорту вплоть до 1975 года. Налетал 9 000 часов. По болезни прекратил полёты, и остался в наземной службе. Окончательно простился с аэропортом в 2000-м.
 
От инструктора до командира эскадрильи
 
Система подготовки лётчиков в Советском Союзе была такова: сначала юноши и девушки заканчивали аэроклубы (позже учебные центры), потом военные или гражданские лётные училища. Была и ещё одна ступень – высшие учебные заведения.
 
– Я приехал в Кемерово в 1957 году, - вспоминает лётчик Валентин Иванович Мосин. – Вышел из вагона около Коксохима - там был старый вокзал. 3 марта, мороз градусов 30, ничего не видно, смог стоит, дым. Схватился за голову, куда я попал.
 
– Валентин Иванович служил в кемеровском аэроклубе 34 года, прошёл путь от инструктора до командира эскадрильи, – говорит руководитель школьного музея имени Мартемьянова в 31-ой школе Сергей Токмаков. – Его вклад в развитие аэроклуба сложно переоценить. Он мог бы стать спортсменом, как Владимир Давыдович, но пошёл по другому пути. Его призвание – обучать.
 
Валентин Иванович Мосин родился в Куйбышеве (так именовалась Самара с 1935 по 1991 годы) в 1936 году. Закончил местный аэроклуб. Как многие юноши, мечтал поступить в военное училище, стать лётчиком-истребителем. Но в Сызранское училище, которое обычно зачисляло к себе всех выпускников куйбышевского аэроклуба, курсант Мосин не попал: отобрали 88 человек из 110. Тогда он поступил в Центральную объединённую лётно-техническую школу ДОСААФ в городе Саранске, где в то время училась жена Владимира Мартемьянова Любовь Егоровна. Так Валентин Иванович стал лётчиком-инструктором. После по направлению попал в Бузулукский авиационный учебный центр, а оттуда – к нам в Кемерово.
 
– Тогда же, в 1957 году, я впервые увидел Владимира Мартемьянова – молодого, стройненького мальчика спортивного телосложения. Он работал инструктором и увлекался авиационным спортом. Какие только фигуры высшего пилотажа он не выполнял! Знаменитую «абракадабру» разрешалось только ему делать.
 
В 1964 году кемеровский аэроклуб был передан из ДОСААФа в ведение Министерства обороны, его переименовали в учебно-авиационный центр. И если раньше инструкторы ходили по школам, рассказывали про лётное дело и приглашали желающих на обучение, то теперь молодёжь набирали через военкоматы. Парни принимали присягу и становились курсантами.
 
Ещё несколько лет после переименования будущих пилотов обучали на самолётах Як разных модификаций. Но наступала эра вертолётов, которым нужны были пилоты.
 
– Впервые я эту каракатицу, вертолёт то есть, увидел ещё в Куйбышеве, когда был мальчишкой, – рассказывает Валентин Иванович. – Переучиваться не хотелось, но выбора не было. Кстати, сначала планировалось, что на смену нашим морально устаревшим Якам придёт реактивный Дельфин Л-29 (можно увидеть в парке имени Жукова – прим.редакции). Но для того чтобы его посадить, необходимо было длительно планировать над городом, пересекать Томь – вдруг откажет техника над домом, это небезопасно. Так у нас появился первый лёгкий вертолёт Ми-1. С 80-го года - Ми-2 с турбореактивным двигателем.
 
В двух эскадрильях было по 16 вертолётов. Каждый день в небе над аэродромом одновременно летали 10-12 машин. Учёба в аэроклубе длилась год. Занятия начинались в сентябре, полгода изучали теорию. С апреля жили в лагере, проходили наземную подготовку и после сдачи зачёта приступали к полётам.
 
– Выпускать курсантов в самостоятельный полёт разрешалось только командиру эскадрильи и его замам, – продолжает Валентин Иванович. – Я сажусь в заднюю кабину, управление почти не держу, чувствую, что курсант уверенно управляет, убираю ногу с педали, но сам наготове. Так два-три раза слетали отлично, потом курсант сам летит.
 
Валентин Иванович признался, что за время его работы в кемеровском аэроклубе пару раз курсанты совершали грубые ошибки в самостоятельных полётах. Но смертельных случаев, к счастью, не было. Всего же аэроклуб в период с 1937 по 1991 подготовил порядка 5 500 достойных лётчиков. Один из них – полковник в отставке, ветеран боевых действий в Афганистане Лев Васильевич Савицкий.
 
30 лет в небе
 
Лев Васильевич Савицкий начал свой лётный путь в 1969 году. Хотя, конечно, заболел авиацией намного раньше – лет с пяти. Любимое занятие было – первым прыгнуть со снежного обрыва и проделать лыжню. Завидев однажды самолет, маленький Лев сказал маме: «Я тоже буду лётчиком. Буду пролетать над нашим домом и тебе продукты оттуда скидывать». С возрастом мечту не оставил и вопреки родителям, они видели сына медиком, после школы подал документы в лётное училище.
 
В кемеровский аэроклуб Лев Васильевич пришел в 10-м классе, первый год учился на самолёте, потом пришлось переучиваться на вертолёт. Первый полёт пережил тяжело, однако после этого больше никогда ему не было плохо в самолёте. Тогда же, на занятиях аэроклуба, довелось Льву Васильевичу встретиться со смертью – на его глазах погибла инструктор. После во время боевых действий в Афганистане видеть смерть приходилось часто.
 
– Обстрел – как крупный град, тук-тук-тук по обшивке вертолета, – говорит Лев Васильевич. – Летать положено было в бронежилетах, а они весят 16 килограммов – невозможно пилотировать! За себя не боялись, страшно было перевозить своих погибших товарищей.
 
Лев Савицкий перестал летать в 1999 году, полковник в отставке, как когда-то его мама, был против, чтобы его дети продолжили лётное дело. И спорить с отцом никто не стал.
 
Возрождение авиации
 
Кемеровский авиационно-учебный центр был расформирован в 1991 году. Курсантов отправили заканчивать лётную подготовку в другие центры, технику передали в ДОСААФ. Наступило затишье. Но в 2003 году в Кемерове открылся Центральный сибирский парашютный клуб. Сегодня он входит в десятку лучших клубов страны, всего их 120.
 
– На основном аэродроме «Танай» полёты начались с 2009 года, – рассказывает заместитель директора парашютного клуба Александр Давыдов. – Из техники у нас сейчас имеется турболёт Л-410, четыре самолёта Ан-2 (кукурузники), Як-52, который находится в ремонте. Также мы подали заявку на проведение на «Танае» чемпионата мира в 2020 году, к этому времени планируем купить ещё два самолёта американского производства.
 
Основное направление клуба сегодня – парашютный спорт. Между тем клуб сотрудничает с МЧС, помогает в тушении пожаров и поиске пропавших людей. Кроме того, здесь открыт Кемеровский авиационный учебный центр.
 
– В 2017 году курсантов мы не набирали. Сейчас подсчитываем расходы, так как техника для обучения стала в два раза дороже. Но в наших планах в ближайшие два года закупить три самолёта для обучения, – говорит заместитель директора.
 
С 2013 по 2016 год включительно здесь обучали лётному делу кадетов-курсантов Кадетского корпуса имени Покрышкина (Новосибирск). В год выпускали по 12-18 юношей допризывного возраста.
 
– Мы входим в тройку клубов страны, которые выпускают детей на самостоятельные полёты. Инструктор сидит, контролирует, но управляет судном курсант. Многие говорят, что это неинтересно и ненужно, но мы считаем, если учить детей летать, то надо давать им управлять самолётом, а не катать их для галочки.
 
Старый аэродром Кемерова «Северный» – основной аэродром аэроклуба, где тренировался Мартемьянов, – три года назад был передан в ведомство парашютного клуба. Сейчас здесь идёт ремонт, вся старая техника, которую горожане облюбовали как фотозону, перевезена на «Танай». 
 
Также с 2013 года в городе создана общественная организация «Ветераны авиации», которую возглавляет лётчик и последний начальник кемеровского авиационно-учебного центра Тургун Максудалиев. Выпускники и инструкторы аэроклуба, бывшим его назвать не поворачивается язык, ведь не бывает бывших лётчиков, как не бывает и последних полётов, встречаются со школьниками на уроках мужества, тем самым стараясь передать им любовь к нему, поднять престиж летного дела.
 
– В школах и гимназиях города мы проводим праздничные мероприятия, посвящённые нашим героям. Как вы знаете, 52 героя Советского Союза вышли из Кузбасса. Поддерживаем афганцев, это более 120 человек, в том числе встречаемся с близкими 11 участников тех событий, которые погибли.
 
В этом году кемеровский аэроклуб имени Владимира Мартемьянова отметил своё 80-летие. Лётное дело, пусть немного в других масштабах, продолжает жить. Старый аэродром, который когда-то гудел немыслимыми мощностями, получил небольшую надежду на возрождение. Кто знает, возможно, и на наш с вами век выпадет счастье лицезреть виражи и абракадабры лётчиков-чемпионов, которых вырастит Кузбасс.

Вернуться

©2006-2018 «Сибирь.ПРО»
sibirpro@sfo.rsnet.ru
Все контакты