Конкурс проводится с 2006 года
при поддержке полномочного представителя
Президента Российской Федерации в
Сибирском федеральном округе

Ипотека с господдержкой: осторожно, двери закрываются

Номинация, категория: «Финансовый воПРОс», Автор печатного/электронного/интернет-СМИ
СМИ, регион: «Газета Кемерова», Кемеровская область
сайт медиа-ресурса
Автор: Кельн Дарья
Опубликовано: 28.03.2017
Госпрограмма помощи ипотечным заёмщикам, попавшим в тяжёлое финансовое положение из-за кризиса, закончилась. В марте, а не в конце мая 2017 года, как было заявлено. Заложенные в проект 4,5 миллиарда рублей на сегодняшний день почти выбраны банками.

С 2015 года проект АИЖК претерпел немало изменений – его то хотели закрыть как невостребованный, то смягчали условия, то неожиданно продляли… Завершение госпрограммы стало ударом для тех, кто потратил месяцы на сбор документов, но так и не получил средства от государства. Поэтому о проекте сегодня говорят больше, чем в момент его запуска – на старте о возможности реструктуризации ипотеки мало кто знал.

Одним заёмщикам повезло. Другие потеряли надежду и не хотят снова тратить время на бюрократические мытарства. Третьи продолжают бороться: более 15 000 человек подписали петицию с требованием продлить программу. «Газета Кемерова» собрала истории кемеровчан, которые испытали на себе, как работал проект.

НЕПОПУЛЯРНАЯ, ЖЕЛАННАЯ, СКАНДАЛЬНАЯ

Программа помощи ипотечным заёмщикам, оказавшимся в сложной финансовой ситуации, была запущена в 2015 году после постановления Правительства №373 от 20 апреля 2015 года. На её реализацию АИЖК выделили 4,5 миллиарда рублей из федерального бюджета. К участию в программе подключилось большинство российских банков.

Механизм программы был прост: заёмщик обращался в банк, в котором оформлял ипотечный кредит, тот проверял его на соответствие условиям программы. Если клиент подходил, то ему оказывали меры поддержки – компенсировали часть ипотечного долга. АИЖК восполнял финансовой организации недополученные расходы или убыток.

С мая по декабрь 2015 года условия программы были довольно жёсткими. Реструктуризацию долга по ипотеке могли получить ветераны боевых действий, семьи с несколькими несовершеннолетними детьми, инвалиды.

Затем условия смягчились. Семьи с одним ребёнком или студентом-очником до 24 лет могли списать 20% остатка кредита, но не более 600 000 рублей. Инвалиды, ветераны боевых действий и семьи с двумя и более детьми либо особым ребёнком могли списать 30% остатка кредита – до 1,5 миллионов рублей.

В июле 2016 года заговорили о закрытии программы – она не пользовалась популярностью. Информационный повод привлёк внимание к проекту. До этого заёмщики мало что знали о нём, особенно заёмщики в регионах. О проекте АИЖК редко писали в прессе, не рассказывали по телевидению. И главное – сами банки редко напрямую предлагали клиентам участвовать в программе.

Программа помощи ипотечным заёмщикам должна была работать до 1 марта 2017 года. Но 23 февраля её продлили до 31 мая – в связи со взрывным спросом.

Если в феврале 2016 года в банки поступило менее 1 000 обращений заёмщиков, то в декабре банки получили уже 2 700 таких обращений. В феврале 2017 года заявок подали больше, чем за весь прошлый год, сообщил «Известиям» представитель АИЖК. Вскоре программу закрыли – закончились бюджетные деньги.

«Программа помощи выполнила свою задачу: поддержка оказана или уже принято решение об её оказании более чем 22 000 российских семей, – написали 7 марта на сайте АИЖК. – Приём новых заявок на участие в программе помощи не производится кредиторами в связи с ожидаемым полным израсходованием выделенных на реализацию программы денежных средств по уже принятым от граждан заявкам».

ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ: «МНЕ ПРОСТО ПОВЕЗЛО»

Кемеровчанка Алеся Беспалова успела принять участие в программе и сократила свой ипотечный кредит на 108 000 рублей. Благодаря этому у неё существенно уменьшилась сумма ежемесячного платежа. На вопрос, как ей это удалось, отвечает: «Просто повезло».

В 2013 году Алеся оформила сразу два ипотечных кредита. Одну квартиру купила для себя и ребёнка, другую – пожилым родителям. Отдавала ежемесячно 43 000 рублей банку и АИЖК. Потом потеряла работу, и платить стало нечем. Когда новое место нашлось, денег всё равно не хватало – зарплата стала ощутимо ниже.

«В сложной финансовой ситуации я воспользовалась реструктуризацией долга в банке, потом узнала о госпрограмме. Но в 2015 году я под неё не подходила. У меня был только один ребёнок и жильё помимо ипотечной квартиры: родители зарегистрировали на меня свой дом, – вспоминает Алеся. – Осенью 2016 года я увидела пост приятельницы в Facebook и узнала, что условия программы смягчили! К тому же дом мы уже продали».

Заёмщица обратилась в банк и выяснила, что может сократить сумму оставшегося кредита на 10%, но не больше 400 000 рублей. За две недели ей удалось собрать все документы из огромного списка. Причём большинство ей выдали в первые четыре дня. Порядка 10 дней пришлось ждать справку из Росреестра, подтверждающую, что у неё и её семьи ипотечная квартира – единственное жильё.

Спустя неделю после подачи документов Алесе Беспаловой сообщили, что она вошла в программу. Но договор не подписывали – в банке потеряли её закладную. Но это сыграло клиентке на руку.

«Пока мои документы искали, условия программы вновь изменились – заёмщикам стали возвращать 20% от оставшегося кредита. В декабре 2016 года мы подписали допсоглашение к договору, и уже в январе сумма моего ипотечного платежа существенно уменьшилась», – радуется заёмщица.

ИСТОРИЯ ВТОРАЯ: КВЕСТ, КОТОРЫЙ НЕ ПРОЙТИ

История Евгении Борисовой начиналась как запутанный квест, а превратилась в бюрократический роман с элементами триллера. Она дважды пыталась поучаствовать в программе помощи ипотечным заёмщикам. На справки из Росреестра и Кадастровой палаты её семья потратила 16 000 рублей. Но документы так и не приняли.

«Многие заёмщики хотят, чтобы программу продлили. Такой вариант развития событий будет для меня ещё одним стрессом. Люди снова могут потерять деньги и время, – признаётся Евгения. – Во время сбора бумаг у меня камень был на душе – никакой ясности, попадёшь ты в программу или нет. Одна справка становится недействительной, пока ты берёшь другую. Прошёл месяц – нужны новые документы. За справкой о зарплате я ходила каждый месяц в течение полугода – в бухгалтерии уже удивляться начали. Замкнутый круг. Может, это у меня так вышло – муж, двое детей, на каждого нужно оформить документы…»

Семья Борисовых узнала о проекте АИЖК в июле 2016 года. По радио сказали, что программу закрывают – заёмщики не хотят обращаться за помощью. Евгения посмотрела условия на сайте и поняла, что у неё есть реальный шанс на господдержку.

«Ипотечная квартира должна быть вторичным жильём, на каждого члена семьи приходится не менее 18 квадратный метров, есть дети до 18 лет – это всё было про нас. И по главному критерию я подошла – зарплата должна быть на 30% меньше по сравнению с периодом взятия ипотеки. У меня было 50%», – рассказывает заёмщица.

Воодушевлённая Евгения взяла двухнедельный отпуск и тут же встретила первое препятствие. В её банке о программе АИЖК не знали. Пришлось обойти несколько отделений, чтобы раздобыть список документов и выйти на консультанта, который будет их рассматривать.

«Сбор документов затянулся. Самыми затратными оказались выписки из Росреестра о том, что ни у меня, ни у членов моей семьи нет другого жилья. Тогда они стоили 1 500 рублей. На справку об объекте потратила ещё 200. Итого 6 000 рублей», – расписывает расходы Евгения Борисова.

Беда пришла откуда не ждали: на работе Евгении выдали премию. Данные в справке 2НДФЛ изменились – вместо необходимых 30% зарплата клиентки банка снизилась на 28%. Банк отказал. 

В декабре Борисовым снова дали надежду. Требование о тридцатипроцентном снижении зарплаты отменили, а сумму возмещения увеличили на 30%. В январе Евгения опять отправилась за справками. И второй раз оказалась в бюрократическом тупике.

«Росреестр и Кадастровая палата объединились и создали новую базу, которая не работала. По закону они должны были сделать мне выписки за три дня, но получила я их спустя неделю. Последний документ и вовсе оформляли месяц. За это время устарели другие бумаги. И выписки на тот момент стоили по 1 800 каждая, а та, что до Нового года обошлась нам в 200 рублей, теперь тянула на 400», – сетует Евгения.

Когда Борисовы пришли в банк с пакетом документов, им сообщили, что не хватает одной бумаги. Выписки из Росреестра, оформленной на дочь главы семьи от первого брака. К субботе её оформили, а в понедельник стало известно, что программу закрывают.

«Тысячи заёмщиков остались ни с чем. Между тем, деньги-то потрачены. Многодетные семьи пострадали больше других. Справки об имуществе нужно было получать даже на трёхмесячного младенца. Почему так получилось? Мы слишком поздно узнали о программе, в 2015–2016 годах о ней толком не говорили – ни в банках, ни в СМИ. Когда проект начали раскручивать, деньги закончились быстро. У нас в стране многим нужна помощь в выплате ипотеки», – объясняет Евгения.

ИСТОРИЯ ТРЕТЬЯ: ПОСЛЕДНИЙ ВАГОН

Оксана Инглет подала документы на участие в программе после её закрытия, 9 марта 2017 года. Судьба её заявки до сих пор неизвестна. Менеджеры банка разводят руками – вероятность положительного решения крайне мала. Оксана хочет, чтобы программу продлили. Она уже написала письма в Минстрой, АИЖК и президенту Владимиру Путину.

«Я узнала о программе в феврале 2017 года. Справки собирала на свой страх и риск – госпроект завершался уже в марте. Потом сообщили, что помощь государства можно будет получить до мая. Уверена была, что успею – 7 марта пришла с документами, о закрытии в банке ещё не слышали. Но оказалось, что в Росреестре мне выдали выписки с ошибкой – пока переделала, потеряла ещё день. 9 марта мне сказали, что деньги закончились, а программа закрыта», – говорит клиентка банка.

Оксана считает, что ещё легко отделалась. Потратила немного времени, за справки отдала только 4 000 рублей – это немного по сравнению с расходами других заёмщиков. Но ей всё равно обидно – документы она заказала в феврале, а получила только в марте. Если бы не бюрократические проволочки, был бы шанс. 

В федеральных ведомствах считают, что программу продлять не нужно. А у обиженных заёмщиков нет никаких оснований для претензий к банкам и государству.

«Программа помощи завершается, полностью выполнив свою задачу, – ответила Оксане Инглет глава департамента жилищной политики Минстроя Александра Манаенкова. – Все раннее поступившие заявки на участие в программе в обязательном порядке будут рассмотрены. Приём новых не производится в связи с планируемым полным израсходованием выделенных на реализацию программы помощи денежных средств, по ранее поданным гражданами заявкам... Предоставление возможности рефинансирования (реструктуризации) кредитной задолженности является правом, а не обязанностью банка».

В АИЖК заявили, что программа завершится 31 мая 2017 года – именно до этого срока будет проводиться реструктуризация ипотечных кредитов по заявкам, поданным ранее. В феврале их было настолько много, что «средства будут израсходованы в полном объёме». Последние поступившие заявки будут рассматривать до мая. В Агентстве также подчеркнули, что не компенсируют затрат на справки, полученные зря. Это не предусмотрено условиями программы.

«Заёмщик сам принимает решение о подаче заявки на участие в программе помощи и самостоятельно и за свой счёт собирает и предоставляет своему кредитору комплект подтверждающих документов. Компенсация затрат заёмщика, связанных со сбором комплекта документов для рассмотрения возможности его участия в программе, не предусмотрена и не производится», – отметили в письме.

ПОСЛЕСЛОВИЕ. ДРУГОЙ ПУТЬ

Программа помощи ипотечным заёмщикам осталась в прошлом. Но многие клиенты банков по-прежнему нуждаются в поддержке. Люди сталкиваются с финансовыми проблемами – теряют работу, болеют, лишаются привычной зарплаты – и не могут вовремя вносить платежи по ипотечному кредиту. Сотрудник одного из ведущих российских банков на условиях анонимности рассказал, что делать, если вот-вот окажешься в списке должников.

«У большинства банков есть программы поддержки заёмщиков. Но чаще всего они не предлагают их клиентам. О таких возможностях нужно спрашивать, указывая причины ваших трудностей, – отметил собеседник «Газеты Кемерова». – Если банк сочтёт вашу проблему серьёзной, то придёт на помощь. Есть три варианта решения проблемы. Во-первых, это реструктуризация кредита. Процентные условия остаются прежними, но для заёмщика меняют условия ежемесячного платежа. Его растягивают во времени, уменьшая сумму. Во-вторых, рефинансирование – меняется ставка, в некоторых случаях становится даже ниже стандартной. Но решение принимают индивидуально, оценивают ситуацию на кредитном комитете, запрашивают справки о доходах, копию трудовой книжки и другие доказательства тяжёлого финансового положения должника. В-третьих, есть такая мера, как «кредитные каникулы». Человек вообще не платит ипотеку какое-то время».

Банк заинтересован в том, чтобы человек выплачивал ипотечный кредит. Пусть понемногу, но в срок. Поэтому большинство старается откликаться на просьбы о поддержке от своих клиентов.

«Если у вас беда, то не прячьтесь. Расскажите о трудностях до того, как платёж будет просрочен. Не затягивайте: в статусе должника получить помощь будет сложнее», – отметил эксперт.

Вернуться

©2006-2018 «Сибирь.ПРО»
sibirpro@sfo.rsnet.ru
Все контакты