Конкурс проводится с 2006 года
при поддержке полномочного представителя
Президента Российской Федерации в
Сибирском федеральном округе

Овца ценна валенками, а человек - трудом

Номинация, категория: «АгроПро» , Автор печатного/интернет-СМИ
СМИ, регион: «Честное слово», Новосибирская область
сайт медиа-ресурса
Автор: Доля Яна
Опубликовано: 20.10.2016
Отсутствие занятости на селе — одна из главных проблем в развитии сельских территорий. Если есть хорошая работа с достойной заработной платой, то человеку нет необходимости уезжать из сельской местности. Но, к сожалению, не везде есть успешные хозяйства и инвесторы, а соответственно — и перспективы развития населенного пункта. Но даже в этой ситуации находятся энтузиасты, которые создают собственные хозяйства, нанимают работников и получают хоть небольшой, но доход. Об одном таком инициаторе и пойдет речь в нашей публикации в рамках проекта «Село — территория развития».

Не так давно новосибирский фермер и пимокат Иван Лапин получил грант в полтора миллиона рублей в помощь начинающим фермерам от министерства сельского хозяйства Новосибирской области, а также землю в размере 200 гектаров. На эти деньги будет построена ферма по разведению овец в селе Китерня Искитимского района. Село Китерня настолько пустое, словно танками по нему проехались: даже продуктового магазина не было. Так что ферма Ивана, строительство которой начнется весной, станет хорошим подспорьем, ведь до сей поры в селе не было ни одного работодателя. Правда, Иван сможет предоставить работу только мастерам-пимокатам. Если же готовых мастеров на  селе не найдется, то будет присматриваться, выбирая тех, кого бы мог обучить своему ремеслу.

А ремесло у Ивана связано с производством валенок, для чего, собственно, он и разводит овец. Сегодня Лапин не просто делает валенки, а на базе  собственного крестьянско-фермерского хозяйства, расположенного пока в районе Нижней Ельцовки,  занимается большой социальной работой, позволяя нуждающимся людям обучиться своему ремеслу и тем самым зарабатывать на жизнь. Более того, хозяйство Ивана уже является филиалом сельхозинститута, где проходят практическое обучение студенты. А ведь до того, как Иван стал заниматься фермерским хозяйством и ремеслом, он настолько погряз в долгах, что в голову его стали закрадываться  совсем грешные мысли… С тех пор прошло десять лет. За этот период поменялось отношение и к деньгам, и к жизни. 

Лет 15—20 назад Иван Лапин записал себе в ежедневнике, что хочет заниматься небольшим, но интересным делом с минимальным капиталовложением, но очень полезным для людей. На уровне подсознания эта мысль не давала мужчине покоя. Реализовать мечту удалось уже после того, как предыдущая предпринимательская деятельность Ивана разорила его вконец: набрав 70 кредитов, наш герой подумал было свести счеты с жизнью. Отговорила жена, объяснив, что ничего хорошего из этого не получится. Иван понял, что для того, чтобы разобраться со своими финансовыми проблемами, ему надо уехать далеко, чтобы оценить ситуацию трезво. 

Выбор Ивана пал на Алтай. Там, в Петропавловском районе, он и познакомился с одним мастером-пимокатом. Ходил у него за скотиной, а взамен обучался ремеслу. До сей поры Лапин пробовал торговать грубыми фабричными валенками, пока бабушки на базаре не подсказали, что самокатные валенки, которые делали в старину, гораздо лучше. Именно таким самокатным мастером и был алтайский учитель нашего героя.

Однако, обучаясь у него, Иван понял, что человек, собственноручно изготавливая валенки с утра до ночи, обливаясь потом, никогда не отдаст свою продукцию кому-то, чтобы тот ею торговал и зарабатывал. Валенки ручной работы — вещь штучная, имеющая имя мастера, который их делал. 

И решил Иван заняться собственным ремеслом, чтобы и самому потом не стыдно было реализовывать свои изделия. Изучал пимокатное дело в Чувашии, в Татарстане, в Башкирии и в Сибири. Центральную часть России всю исходил пешком. «Хорошо делают там валенки, — говорит Лапин. — Но исходя из того, что там зима две недели в году. Соответственно, валенки их тонкие, они вышаркиваются и теряют форму. В Сибири же валенки надел — и полгода из них не вылазишь. Для таких валенок надо, чтобы сантиметр была подошва на пятке. В российских же валенках — подошва от миллиметра. Ну, максимум 0,3—04».

Так что стал Иван адаптировать изученную технологию под наши сибирские морозы.

Возникла необходимость в шерсти. Валенки делают из овечьей. Дал Лапин объявление, что закупает овечью шерсть. Но когда стали звонить владельцы овец, Иван понял, что люди, даже не зная, какой породы их животные, перестали их правильно стричь.

«В Сибири овцеводство на боку лежит, — рассуждает Лапин. — Люди даже не знают про то, что весенняя шерсть идет на пряжу, а осенняя на валенки. Не говоря уже о том, что совершенно не занимаются выделкой шкур. А ведь из них чего только ни сделаешь: и коврики — на пол, и коврики для сиденья, и на кровать. Овцу нужно перерабатывать полностью, а не просто пускать на мясо. С овцы нужно получать и шерсть, и мясо, и шкуру, и молоко. Вряд ли кто знает, что с овечьего молока получается самая лучшая брынза!»

И решил Иван разводить собственных овец, чтобы все делать самому и правильно. Начинал всего с четырех овечек, сукотных (уже покрытых) — беременных брать выгодно. За шесть лет поголовье Лапина выросло до 450 голов. Причем Иван начал выводить овец романовского типа при курировании профессора НГАУ И. В. Дегтяренко. Сами по себе чистопородные романовские овцы дорогие. Так что Иван берет обыкновенных ярок и скрещивает их с романовскими баранами. 

Стабильного дохода пока нет, однако хозяйство жить позволяет: от заколотых баранов от продажи треть идет на корм животным, вторая треть — на зарплату пастухам-скотникам, еще треть — на покупку сукотных ярок. 

«Крестьянину главное — знать, куда реализовать свою продукцию, — поясняет Лапин. — Вначале нужно найти тех, кто купит мясо, а потом уже колоть. «Сдать» — губительное слово для сельского хозяйства. Нужно стараться  «реализовать за хорошие деньги». С реализации и нужно все строить и готовиться к трудностям». 

За переборку шерсти за один килограмм Иван платит своим рабочим 60 рублей. По своей авторской технологии работающий у Ивана искитимский мастер А. И. Роккель делает колодки для валенок. Над изготовлением одной пары валенок трудится семь человек — это целая производственная цепочка. Расшивают валенки  люди с ограниченными возможностями. Как замечает хозяин, чем сильнее у человека недуг, тем он талантливее.

Сбыт продукции целиком лежит на плечах Лапина. Сбывает Иван валенки по сельхозярмаркам, на Алтае продавать удается подороже. Полученные деньги делятся промеж мастерами. 

С одной овцы выходят одни детские валенки. Так что за год получается в хозяйстве Лапиных где-то 300 обувок. Иван использует как шерсть со своих овец, так и закупает ее — для большего производства валенок и тапочек. 

«Пока свожу концы с концами, — сетует Иван. — Если зимой идет дождь, то ни о каком спросе и говорить не приходится. Но вот годика через два, когда отара разрастется до 2000 голов, уже можно будет говорить о доходе».

Конечно, не все складывается у Лапина гладко. Когда начал разводить овец и в маленьком хозяйстве было всего 12 голов, взвыли соседи: мол, мы тут коттеджи строим, а у тебя овцы блеют. Увез тогда Иван овец в село Зимовье, в Черепановский район к дядьке. Но когда стадо достигло 50 голов, то взвыл уже дядька — мол, овцы голодные, ходить за ними не буду.

Что поделаешь —  перевез Иван овец в Маслянинский район, в село Прямское, договорился с местным пастухом, стал платить два раза в месяц зарплату и… пастухи начали гулять, за ночь, бывало, пропадало по 5—7 овец. На тот момент поголовье уже достигло 140 голов, и местные жители посоветовали Лапину увести животных, пока пастухи не прогуляют все стадо. Земли в районе Нижней Ельцовки Иван не нашел, и пришлось увезти отару на Алтай к родственникам.

Так бы и маялся Иван, если бы на жизненном пути не повстречался ему начальник отдела развития животноводства и племенных ресурсов министерства сельского хозяйства области, который приехал к Лапину, чтобы приобрести валенки жене и дочке. Разговорились, удивился чиновник, что не знает о том, что человек занимается в Новосибирске разведением овец и переработкой шерсти, да еще в таких количествах. Так Иван и получил возможность развивать свое хозяйство при содействии государства. 

Сейчас в хозяйстве Лапина трудятся особо нуждающиеся слои населения. На каникулах в Нижнюю Ельцовку  приезжают подростки, дети из детских домов — обучаются ремеслу — зарабатывают по 10—20 тысяч рублей в месяц. «Я обучаю других бесплатно,  — говорит  Иван. — Стараюсь своим ремеслом поделиться с сибиряками. Если у меня имеются какие-то дела, я их откладываю ради желающих обучиться. В свое время я поставил себе цель заниматься именно развитием — для меня это что-то патриотическое».

В планах Ивана (которые уже вряд ли можно назвать просто мечтой) — создать на базе своего хозяйства научно-практическую базу для грамотного обучения переработке продукции овцеводства. С этим предложением Лапин через полтора года собирается идти в министерство сельского хозяйства. Пока же мастер и фермер в одном лице собирается заняться переработкой бараньих шкур. А вот процесс переработки шерсти начал усваиваться уже студентами сельхозинститута, которые проходят практику в хозяйстве Лапина. 

К слову сказать, в Сибири работает всего девять настоящих мастеров-пимокатов. Со всеми Иван поддерживает отношения, иногда некоторым помогает реализовать продукцию. Иван Лапин — редкий удачный пример того, как собственная инициатива, труд и талант находят отклик в органах власти. Собственными силами фермерам выжить, увы, пока тяжело.

Вернуться

©2006-2018 «Сибирь.ПРО»
sibirpro@sfo.rsnet.ru
Все контакты